Относительные группы (Филипп Ньювелл)

  1. cutthroat

    cutthroat

    Сообщения: 666
    Симпатии: 237
    [​IMG]

    "Счастье прямо пропорционально соотношению вашей зарплаты и зарплаты вашего зятя" - Дэниель Гилберт​

    Я вынес в эпиграф цитату Даниеля Гилберта, социального психолога, автора книги «Спотыкаясь о счастье», В цитате показан элемент социального сравнения удовлетворения от работы. За нами всеми водится не только стремление не только к тому, чтобы преуспевать, но и к тому, чтобы быть лучше, чем средний человек из данной относительной группы. В этой статье мы постараемся исследовать этот процесс и то, как это может привести к поведению, которое будет казаться иррациональным, у банкиров, профессиональных спортсменов и профессиональных игроков в покер. Представители этих групп могут быть несчастливы по сравнению со стандартным уровнем удовлетворения жизнью, несмотря на объективно высокий доход, который они получают от своей деятельности. Хоть это ощущение себя несчастливым иррационально – по сравнению со средним населением эта группа людей преуспевает – порой оно служит отличной мотивацией к тому, чтобы преуспеть.

    В этой статье я расскажу о моем субъективном счастье в различные моменты моей покерной карьеры. Задним числом я могу припомнить моменты, когда я был субъективно счастлив, потому что мои результаты внутри моей относительной группы были хороши, хотя в общем мой прогресс в покере был незначителен. Были также моменты, когда я был очень несчастен, поскольку отставал от своего окружения, хотя мой реальный заработок был высоким (и выше, чем когда я был счастлив). Счастье – само по себе, цель, которую мы должны преследовать по жизни, но оно может быть связано с другими целями, и не очень удачно. Мы можем быть слишком довольны ситуацией, что приведет к отсутствию мотивацию к самосовершенствованию. Мы также можем быть излише недовольными ситуацией, чем того требуют объективные причины, и из-за этого примем какие-либо недуачные решения, поскольку не получим психологического удовлетворения от нашего поведения.

    Наблюдая со стороны за поведением профессиональных спортсменов и банкиров, можно запутаться. Им очень хорошо платят, но они всегда кажутся недовольными. Профессиональные спортсмены в популярных видах спорта часто неудовлетворенны своим недельным жалованием, хотя обычный человек столько не зарабатывает и за год. Многие банкиры привыкли ожидать шести- или семизначные суммы в качестве бонуса, и очень сильно сопротивлялись любым попыткам скостить им эту сумму в связи с кризисом. Мое собственное поведение ближе к концу моей карьеры было аналогичным. У меня в голове была сумма, которую я считал «справедливым» вознаграждением за мою работу в качестве профессионального игрока в онлайн-покер. Хоть мои заработки были далеки от зарплат профессиональных спортсменов и банкиров, они были похожими в том смысле, что справедливая оценка моих доходов в покере слабо соотносилась с тем, что я бы мог потенциально зарабатывать на другой работе. В конечном итоге, я был куда несчастнее, чем могли бы предположить те, кто наблюдал за мной со стороны.

    Вся эта загадка с поведением становится понятной, как только мы рассматриваем её с определенного психологического угла. Когда прибыль доходит до определенной черты, её увеличение очень незначительно влияет на счастье по этому поводу. Возможности тех, кто зарабатывает $100,000 и $200,000 в год примерно одинаковы, несмотря на значительную фактическую разницу. Что действительно влияет на уровень довольства своим положением этих людей, так это то, каков их доход по сравнению с доходом их окружения. Те, кто зарабатывают $100,000 и проводят большую часть их времени с людьми, которые зарабатывают куда меньше, будут гораздо счастливее тех, кто получает $200,000 и при этом общается лишь с людьми, чей доход существенно выше этой цифры. Нам нравится, когда дела у нас идут лучше, чем у других, особенно когда этот «другой» - наш знакомый. И мы очень не любим быть позади всех, что является примером психологического принципа «боязни потери» - поражения гораздо чувствительнее, чем равные им победы. Все, у кого есть успешные родственники, конечно, страдают больше.

    Это простое утверждение, что счастье зависит от дохода относительно группы окружающих вас людей, а не общего уровня дохода, вполне способно объяснить поведение, которое кажется иррациональным. Профессиональных игроков в футбол то и дело не устраивают их многомиллионные контракты, поскольку они реагируют на более высокие цифры в соглашениях других игроков. То же касается и банкиров, которые с отвращением смотретя на свою платежную ведомость с миллионной выплатой в то время, как парень из соседнего кабинета получил полтора миллиона. По собственному опыту могу сказать, что с игроками в покер история аналогичная (хоть и суммы поскромнее). Ключевой момент в этом рейтинге – нулевая сумма (вообще, постоянная сумма, но это слова-синонимы). Только один человек может занимать первую строчку в ретинге самых высокооплачиваемых, только один может быть на втором месте, и так далее согласно иерархии. Если все, что важно для счастья – хорошее место в этом своеобразном рейтинге, тогда увеличение заработков в целом для группы никак не увеличит общий уровень удовлетворенности, поскольку места в этой рейтинге останутся прежними. Может увеличится заработок одного человеа из рейтинга, что сделает его более счастливым, однако за счет того, что кто-то станет более несчастным всявзи с потерей позиции. Банкиров не заботит то, что они получают большие деньги, они пеекуться лишь о том, чтобы получать больше своих коллег. Это объясняет, почему они не счастливее прочих представителей прибыльных профессий. Хотя я и не особенно сочувствую банкирам и спортсменам, которые несчастны, получая меньше коллег, их можно понять.

    Зная об этом психологическом аспекте, можно легко объяснить мой уровень счастья в течение моей карьеры. Он зависел не от текущего дохода, а от того, как я преуспевал по сравнению с членами моей относительной группы. Год я был счастлив как специалист по лимиту $3/$6 в лимитный холдем. Я играл по низким ставкам, но щедрое соглашение по рейкбеку более чем позволяло жить припеваючи. Следовательно, из-за того, что я играл по низким ставкам, мои заработки были высокими по сравнению с другими профессионалами. Относительно легко быть большой рыбой в маленьком пруду. То, что я был относительно высоко, подпитывало мое удовлетворение от покера, и у меня совсем не возникало желания лезть выше по лимитам. Если бы ничего не поменялось, я бы выше и не пошел. Что произошло – так это то, что другие члены моей группы, те, которых я превосходил классом, как я был уверен, начали переходить на лимиты выше. Мой заработок не изменился, но их успех на более высоких лимитах означал, что мой статус внутри относительной группы упал. Вдруг я стал очень несчастен – несмотря на то, что в моем экономическом положении ничего не изменилось – и у меня появилась реальная мотивация играть лимиты повыше. Оглядываясь на это, я очень благодарен за этот период несчастья – он придал мне дополнительную мотивацию в моей карьере, плодами которой я наслаждаюсь и сейчас. Мне кажется, нечто подобное испытывают не очень преуспевающие спортсмены. Немного неудовлетворенности, несмотря на приличную зарплату – и дополнительная мотивация, которая в будущем выльется в нечто хорошее, получена.

    В этом разрезе, удовольствие, получаемое от уровня дохода, может быть слишком большим: мы можем быть счастливее, чем должны, если дела остальных в нашей относительной группе обстоят ещё хуже. Счастье – это хорошо, но оно не лучший двигатель прогресса. Я также продемонстрировал обратную ошибку в конце своей карьеры – я был так несчастен, что перестал играть, не потому что мои заработки были плохими, а потмоу, что они были ниже, чем у остальных из моей относительной группы. На самом деле, мои заработки моего последнего года полной занятости покером были в разы больше тех сумм, которые я получал, играя на лимите $3/$6. Единственной проблемой было то, что они не шли в сравнение с прибылями тех, с кем я себя сравнивал. Моя относительная группа теперь состояла из чрезвычайно успешных игроков, и по ряду причин, я стал от них отставать. Я был куда выше в рейтинге тех, кто играл на лимитах ниже, но, как и спортсмены второго ранга, я сравнивал себя лишь с самыми успешными. Оглядываясь на тот период сейчас, я думаю, что имело смысл проглотить ту гордость и продолжить играть в те игры, так как это было очень финансово выгодно (я закончил свою карьеру перед «Черной пятницей»). Хотя низкое относительное положение послужило сильнейшим мотиватором на ранней стадии моей карьеры, теперь оно лишь усилило мое желание эту карьеру закончить, возможно, потому, что я чувствовал. Что играю на пике своих возможностей (что было не правдой).

    Счастье – забавная штука. Некоторые ученые думают, что максимизация уровня счастья в жизни – единственная цель, которую нужно преследовать. Но счастье может привести нас не туда в двух случаях. Поскольку счастье в основном управляется тем, как у нас идут дела в нашей относительной группе, нас может более чем удовлетворять вполне себе средненький доход, если мы окружены теми, кто зарабатывает и того меньше, и у нас не будет мотивации к улучшению. Мы также можем быть значительно меньше довольны жизнью, чем должны, если наш высокий доход с равнении с остальными будет казаться не таким уж и высоким. В таком случае неудовлетворенность будет сильнейшим демотиватором. В обоих случаях, если действовать лишь основываясь на том, что делает тебя счастливым или несчастным, вы можете принять решения, о которых в дальнейшем пожалеете. Если это возможно, старайтесь менять ваши относительные группы, чтобы более объективно оценивать ваше текущее положение.

    Оригинал: 2+2 Magazine, ноябрь 2013, Филипп Ньювелл
    Перевод: для Neverfold, ноябрь 2013, Терентий Маринич
     
Загрузка...